Открывая МАНГИСТАУ

Внедорожное путешествие в формате экспедиционной школы. Отчет о путешествии - от научного руководителя экспедиции, председателя Челябинского Регионального Отделения Русского Географического Общества, к.г.н. Сергея Захарова

Открывая МАНГИСТАУ

29 апреля - 7 мая

Западный Казахстан, полуостров Мангышлак (он же по казахски – Мангистау), его западный выступ ‒ Тюб-Караган и горный массив Мангистау – земля на границе Каспийского моря и плато Устюрт. Земля бесконечных чинков и уступов, солончаковых впадин; земля обрушений и осыпей, место действия причудливых сил водной эрозии и ветровой дефляции… Отдаленный и безлюдный край останцевых столовых гор и каньонов на месте бывшего океана Тетис и Сарматского моря привлекает сюда автотуристов всего мира своей завораживающей красотой. Все больше людей совершают путешествия в эту местность – их влекут загадки гигантских шаровых конкреций, пески Сенека, соры Батыр и Тузбаир, пустынная впадина Карагие, гора Шеркала, живописные каньоны – саи, и конечно жемчужина Мангистау – урочище Босжира (Бозжира), с ее останцами, напоминающими пейзажи пустынной Аризоны и долину монументов Юты. Величественные виды и красота здешних мест будят воображение, заставляют человека искать причины образования подобных географических объектов. К сожалению, «живые журналы» путешественников наряду с великолепными снимками и восторженными эмоциональными комментариями пестрят невежественными выводами о пришельцах из других миров, яйцах динозавров и тому подобным.

Старт: 29 апреля 2019 года, поселок Шетпе, республика Казахстан
Финиш: 7 мая 2019 года, поселок Бейнеу, республика Казахстан
Пробег: ~ 2000км

В конце апреля – начале мая 2019 г. была организована совместная экспедиция Red of road expedition и Челябинского регионального отделения Русского географического общества «Открывая Мангистау». Цели и задачи нашей экспедиции будут раскрыты ниже, но сперва мне хотелось бы рассмотреть сам феномен современной самодеятельной экспедиции.

Почему современный человек тоскует именно об экспедициях, а не о туристическом туре или просто путешествии? Уже открыта вся поверхность Земли (остались неизвестными отдельные подземные полости и подледные озера; слабо изучено дно океана). С выходом человека в космос ничто не может укрыться от взгляда географа – (географа в старом понимании этого слова). Сегодня, случается, отдельные вновь возникающие острова или исчезающие озера открывают, глядя в монитор компьютера. Какой смысл идти уже проторенной дорогой и может ли этот путь гордо именоваться «экспедицией»? Человек (особенно горожанин) остро нуждается в собственных открытиях на своей планете. Он хочет быть сопричастным

открытию – и если уж нельзя открыть неведомые моря и земли, то хоть побывать в отдаленных безлюдных местах; через путешествие совершить важнейшее открытие – открыть себя самого. Современному человеку, напичканному чудовищным количеством информации не хватает системных знаний о живой природе, геологии и палеонтологии, процессах формирующих рельеф. Именно здесь нужна помощь профессионального географа.

Поэтому наша экспедиция чем-то была похожа на экспедиции XVIII –XIX веков – в ней тоже присутствовали художник (по нынешним понятиям – режиссер, видео-и фотооператоры) и натуралист (ученый- географ).

В экспедиции «Открывая Мангистау» участвовали три экипажа организаторов и 26 экипажей участников, всего 74 человека. Руководитель экспедиции: Евгений Шаталов; научный консультант – автор этих строк, Сергей Захаров. Участники экспедиции: экипажи как из г. Челябинска и Челябинской области, так и из Москвы, Геленджика, Санкт-Петербурга и других городов России; были участники и из Республики Казахстан. Члены экспедиции имели четкий распорядок дня; на каждый день выдавался код маршрута с точками посещения; под вечер вся экспедиция собиралась в условленном месте на ночлег. Были учтены вопросы безопасности – на всех членов экспедиции оформлялись страховки, все прослушали курс «молодого бойца» по движению в различных типах местности – барханах, солончаках, скальных участках, о запрете путешествия одиночной машиной. Все экипажи получили наклейки экспедиции на двери машин и номера экипажей, все машины имели рацию, настроенную на одну волну.

Основная цель экспедиции – популяризация географических знаний; как среди участников экспедиции, так и для всех желающих познакомиться с природой Западного Казахстана (по итогам экспедиции будет подготовлен фильм). В задачи экспедиции входило: объяснение причин образования «великого провала» (урочище Жыгылган, «Упавшая земля»), выявление параметров маленького соленого озера Куздакары, рассмотрение ведущих процессов в образовании гигантских шаровых конкреций. В урочище Босжира (Бозжира) участники экспедиции учились триангуляционным способом с помощью геодезической рулетки и эклиметра определять высоты скал «Клыки» (также высота считывалась с высотомера квадрокоптера). Забегая вперед, можно сказать, что экспедицией были получены и современные научные данные, например, определены морфометрические параметры и впервые открыта гелиотермность озера Куздакары.

Для участников экспедиции были запланированы и научно-популярные мультимедийные лекции по истории и географии под открытым небом.

Строки из дневника:

Первая остановка – в Бейнеу; 2000 км от Челябинска прошли за сутки. Едем к Шетпе. Голая плоская равнина, полупустынная растительность с обширными глинистыми обнажениями. Сероземы с желтым оттенком глин и белым оттенком соли. Вдруг местность резко меняется: дорога ныряет вниз между ослепительно белых полосчатых склонов – внизу вместо скучной пустынной равнины открывается простор – склоны и вершины столовых гор, вдали и вблизи – грандиозное контрастное зрелище. Беглым взглядом из машины удалось разглядеть:

· столовые конические горы с симметричными склонами;

· куэстовую гряду;

· склоны, испытавшие размывание с обширными конусами выноса, в т.ч. ступенчатые; отчетливо видны более устойчивые к разрушению слои; верхний «бронированный» слой, зачастую, бывает подвержен эрозии, на его поверхности из материала твердого слоя начинают формироваться небольшие шаровидные конкреции;

· склоны с вертикальным простиранием устойчивых пород и глубокими рытвинами между ними.

image.png

Сбор экспедиции – вблизи Шетпе. Экипажи самостоятельно добираются до урочища Айракты, где будет первая совместная ночевка и дан старт экспедиции. Знакомство. Участники экспедиции получают наклейки экспедиции, номера экипажей, личную форму (фирменная фланелевая куртка экспедиции). Ночевка проходит в обширном полуцирке, с обрывистыми

меловыми склонами. От склона до склона – около километра. Вершины (поверхность уступа) – куда никогда не забирался человек – рай для птиц; они здесь полные хозяева.

29 апреля. Начало экспедиции. Первый пункт – Шеркала (Шергала). Это отдельная гора с крутыми обрывистыми склонами. С юга – неприступный бастион; северные склоны более расчленены, с отдельно стоящими останцами.

image-2.png

На пути к горе – тренировка экипажей по спуску с крутого склона; участники экспедиции должны поверить в себя и свою машину. Добираемся до первого поля гигантских шаровых конкреций (иногда называют долиной Шаров). Конкреций множество; расположены достаточно близко друг к другу, на расстоянии, сопоставимом со своими размерами. Материал – песчаник; на поверхности конкреций встречаются корочки железо-марганцевого пустынного загара. Сильная десквамация (шелушение, отслаивание; конкреции сильно разрушены физическим выветриванием). На солнечной стороне температура достигает +47°С; на теневой – до +31°С. Конкреции не радиоактивны – мощность экспозиционной дозы колеблется в пределах 17-25 мкР/ч. Диаметр отдельных конкреций достигает 2,5 – 2,9 м.

image-1.png

image-3.png

image-4.png

Конкреция «Черепаха»

image-5.png

Конкреция «Космический корабль»

image-6.png

Конкреция «Яйцо динозавра»

Нигде не удалось найти описанные географом Н.А. Гвоздецким конкреции более 3 м в диаметре. Видели вновь образующиеся конкреции (выступающие из грунта шаровые сегменты) и поле более молодых конкреций. Многие конкреции представляют собой полушария: их нижняя полусфера менее устойчива к разрушению и рассыпается, в то время как верхняя половина еще существует. Образование конкреций идет как внутри, так и снаружи – внутренняя цементация вокруг какого-либо ядра и рекристаллизация; снаружи – образование сферы (купола) под действием внешних сил выветривания. Купол и сфера – наиболее устойчивые формы. Невольно приходит аналогия с формой сводов пещер и даже формой планет. В конце концов, планеты тоже собирались из космической пыли, т.е. своеобразного осадочного материала. Эмоционально размеры конкреций поражают – великаны забыли здесь свои игрушки; будто на расколотом гигантском бильярдном столе остались обломки шаров.

image-7.png

Отдельные конкреции удостоились личных названий: «Космический корабль», «Яйцо динозавра», «Черепаха».

Вечером выехали на берег Каспийского моря; на ночлег остановились в живописном каньоне.

image-8.png

30 апреля. Живописный колодец на краю уступа; весной во время таяния снега или во время дождей здесь образуется водопад.

image-9.png

На дне каньона вода вырезала русло (сейчас оно сухое). В бортах каньона много опаловидного кремния.

Сегодня спуск с достаточно крутого чинка (пригодилась вчерашняя тренировка, все экипажи прошли успешно). Посещаем урочище Оазис – царство карстующихся известняков – живописные стены и поверхности с котлами выщелачивания. Есть и карстовые колодцы.

image-10.png

Сам «Оазис» ‒ живописный амфитеатр; часть его стены поразительно похожа на оплывшие внутренние стены древнеримского амфитеатра в Эль-Джеме (Тунис).

Посещаем средневековую подземную мечеть Шакпак-Ата X-XIII веков.

Мечеть всегда открыта. Любой человек может приди сюда, помолиться, устроиться на ночлег или даже отдохнуть несколько дней. Если есть пища – можно поесть (желательно также оставить свои продукты; но нуждающимся делают исключение). На полу мечети – ковры. Здесь нельзя ходить в обуви.

В этой мечети обувь лучше нести с собой в руках, т.к. выход, ведущий наверх, находится с противоположной стороны.

1 мая. Здесь прекрасно сохранившиеся памятники средневековья: Кенты –Баба с петроглифами коней, козлов и верблюдов,

image-11.png

а также подземная мечеть Султан-Епе близ которой есть колодец со вкусной водой. Здесь также развит карст, поверхность уступа близ сая

(каньона) похожа на известняковые плиты Херсонеса Таврического (текстура и цвет практически совпадают) – океан Тетис объединяет Крым с Мангышлаком в единое целое.

Едем на «Упавшую землю» ‒ Жыгылган. Близ Каспийского моря на полуострове Тюб-Караган часть уступа в незапамятные времена (от 30 до 3 миллионов лет назад) осела на значительном протяжении, примерно 2 на 3 км – каменный хаос глыб от провала и последовавших за них нескольких ступенчатых оползней.

image-12.png

image-13.png

На мой взгляд, первичное обрушение произошло в центральной части за счет провала ослабшего соляного пласта/купола. Это движение захватило с собой близлежащие породы, которые сползли по направлению к центру провала. Скорее всего, провал и первичный оползень произошли в одно и то же время. Вторичные оползни скольжения и вращения расширили цирк, сформировав отвесные 50-м стены в зонах отрыва. Превышение уступа над центральной частью провала составляет около 90 м. Впрочем, из космоса эта

территория (центральная зона – координаты 44°36′ 40″ с.ш., 50° 49′ в.д.) выглядит как ряд последовательных оползней со стенками скольжения и зонами выдавливания – в направлении близкого Каспийского моря, захватывая площадь около 6,5 км2.

На восточном борту упавшей земли находится сверхмалое озеро Куздакары (координаты центра: 44°37′349.N 50°49′573.E). Его размеры – около трети гектара, а глубина – около 2 м. (Более точная информация будет приведена уже в научной статье).

image-14.png

Со стороны «Упавшей земли» формируется родник и небольшое болотце, заросшее тростником. Из болотца имеется незначительный поверхностный сток в озеро. Этот сток приводит к некоторому распреснению поверхностного слоя воды в озере Куздакары; под ним лежит слой воды значительной плотности и солености – свыше 100 – 150 г/л. Прозрачные воды озера позволяют солнечным лучам проходить до дна, нагревая рассольные воды, а менее минерализованная вода на поверхности служит своеобразным одеялом, препятствующим рассеиванию тепла. На поверхности температура +20°С, а у дна температура увеличивается до +44°С! Это было открытием нашей экспедиции: зачисление озера Куздакары в гелиотермные озера. В озере невозможно утонуть – его плотные воды напоминают купание в Мертвом море. В озере наблюдается массовое развитие ценного рачка Artemia salina.

 

Ночь с 1 на 2 мая проводим в гостинице в г. Актау. 2мая – встреча в акимате Мангистаусской области с представителями служб охраны природы. Нас знакомят с будущими памятниками природы и охранными территориями на территории Мангистау; мы в свою очередь рекомендуем задуматься над формированием кластерного памятника Всемирного наследия ЮНЕСКО по аналогии с российским памятником «Золотые гор

рассказываем о желаемом включении озера Куздакары в состав охранной территории «Упавшей земли», говорим об уникальных параметрах озера – возможно, самого маленького озера в мире по соседству (около 700 метров) с самым большим озером мира – Каспийским морем.

Выезжаем уже довольно поздно (посещали исторический музей и этнографический домашний музей), спешим к Песчаному лагерю на берегу Каспийского моря. К нам присоединяется местный историк Бекболат. Он принадлежит к местному роду казахов-адаев. С интересом слушаем его рассказы из истории казахских жузов XVIII века – и влетаем в песчаную гряду по оси. Наша машина одна (обычно мы везде ездим парой, так безопаснее, к тому же у нас слабая рация). Все что у нас есть подходящего к случаю – большая и малая лопаты – и через час мы продолжаем движение. Предлагаю убрать букву «к» и переименовать экспедицию в «Отрываю Мангистау».

image-15.png

С приключениями по темноте приезжаем к лагерю. В казане варится баранье мясо – сегодня ужин тоже этнографический. Историк Бекболат Толенгенулы вдохновенно читает лекцию о природе, археологии и народах Мангистау. слайды проецируются на шатер-звезду. Своеобразный экран поднят выше голов… Вдалеке, за дюной, слышно как ворочается Каспийское море… Ночью, полузасыпая, едим нежно вываренное баранье мясо с лапшой – удивительно вкусно и сытно.

Утром 3 мая начинается длительное автономное путешествие. Поднимаем флаг Челябинского отделения РГО – теперь он будет каждое утро созывать к шатру на утренний сбор-брифинг.

image-16.png

Сильный ветер, палатка пляшет, в песке теряю колышки. Найти невозможно. Едем к российскому кораблю, севшему в этих местах на мель в 2011 г.; но его уже нет – как раз в этом году казахи окончательно разобрали его на металл. Сегодня по плану спуск во впадину Карагие. С трудом переезжаем железнодорожное полотно и спускаемся во впадину. Кажется, что уши закладывает. Внизу совершенная глинистая пустыня, практически лишенная растительности; но на склонах много норок черепах. На днище впадины много ярких искорок – кусочки оптически прозрачного гипса. Вдали виден обширный белый солончак. Высота ниже уровня моря на 132 -134 м.

image-17.png

Это четвертая по глубине впадина Земли после Мертвого моря, Афарской и Турфанской впадины. (Четвертое место Карагие делит вместе с Кеттарой – впадиной в Египте, достигающей глубины – 133 м). Древние котловины продолжают выдуваться и углубляться; и сегодня здесь ветер до 20 м/с – чтобы выйти из машины, надо изо всех сил давить на дверь. Если же поставить автомобиль по ветру, то дверь может запросто оторвать. На спуске во впадину Карагие героический 19 экипаж, следующий на «Шкоде», единственном в нашей экспедиции не внедорожнике, пробил радиатор.

Сняли в полевых условиях, залатали холодной сваркой, залили антифризом и машина снова готова к движению. Американский пикап РЕМ (20 экипаж) поплатился за излишнее любопытство. Слишком далеко углубились в солончак впадины, не глядя, что из-под колес уже стал выдавливаться разжиженный грунт и крепко сели. «Тойоты» вытаскивали «американца» два часа. После Карагие заночевали на окраине песков Сенека. Ставил палатку в полной темноте и низкой траве, боялся каракуртов. Но они видно уже спали.

4 мая. Сегодня – преодоление песков Сенека, школа вождения в песках, на подспущенных колесах. Машины штурмуют барханы, порой взлетая выше их гребней; захватывает дух от чередования песка и неба. Екатерина великолепно ведет машину – тойоту-пикап. Восторг птицы, научившейся летать, восторг подлинной свободы. Не забываю отмечать особенности песчаных гряд, вторичных барханов, значительную роль в формировании которых играют песчаные осыпи.

image-18.png

На вершине бархана пирометром замеряю температуру. Еще нет и полудня, а песок раскален до 37° – 39°С градусов. Начинаю закапываться в песок – на глубине полуметра вполне комфортно, здесь только +22°С. За моей работой с любопытством наблюдает геккон.

image-19.png

После песков следующий пункт – знаменитая гора Бакты (изображена на купюре в 1000 тенге).

image-20.png

В строении Бакты насчитал 5 больших разнородных по составу уровней осадочных пород (на самом деле при детализации их окажется больше). Итак, беглая зарисовка, снизу вверх:

1. Белый меловой слой с чередованием прослоек рыхлых желтых (гипсовых?) конкреций;

2. Мел-опоковый горизонт, с изменившимся по отношению к нижнему слою расчленением (появляются округлые, трудно размываемые отдельности). Нашел достаточно крупный зуб мезозойской акулы рода Otodus.

3. Розовый слой плотных землистых пород с включением розового гипса

4. Серо-белый с 2 розовыми прослоями (розоватые слои значительно меньшей величины, чем 3горизонт).

5. Слои, по цвету похожие на сероземы, несколько террас. Этот уровень идет до вершины. На плоской вершине – слой «бронирования». Наверху много плитчатого оптически прозрачного гипса.

Склоны всех уровней глубоко эродированы. Меловые слои на Бакте во второй половине дня нагреваются до +44°С.

image-21.png

Зуб акулы

image-22.png

Нижние ярусы Бакты

После Бакты едем к Босжире, намереваясь поставить лагерь засветло. Сегодня по плану моя лекция «Пустыни Земли и Марса». Но действительность вносит коррективы в планы. По рации только что сообщили, что с вертолета к машине 13 экипажа высадили потерпевшего бедствие француза (его машина застряла в глубине солончака, подступающего к Босжире). Сбросили координаты, построили маршрут и через полчаса были на окраине солончака у 13 экипажа. Француз уже не

бледно-желтый, как, по словам принявших его экспедиционеров, было вначале. Он уже двое суток в одиночку ехал по Устюрту, почти прошел солончак на своем стареньком «Рено» 1970 г. выпуска. Хотел с оставшейся 5-литровкой воды идти пешком до Актау; вполне отдавал себе отчет, что он, скорее всего, погиб; даже хотел звонить маме, проститься, но здесь нет связи. Вертолетчики возили какое-то важное лицо на Босжиру, заметили его, подобрали. Потом увидели вблизи Босжиры машины, решили, что он наш и быстро, без лишних объяснений выгрузили («Забирайте вашего») Так у нас появился 75-й член экспедиции. Зовут его Хелио, он из Лиона едет в Монголию. Посмотреть мир. Ему 23 года. Забрали Хелио в наш 1 экипаж; поехали на разведку к его увязшей машине.

image-23.png

Едем 1 и 2 экипажи, смотрим за состоянием солончака; видим углубляющийся след, понимаем, что уже опасно, но русская душа… желание помочь французу перевесило благоразумие. Первый экипаж благополучно застревает в солончаке и оседает на левый бок.

image-24.png

Как пишут в романах «солнце клонилось к закату». Оставаться на солончаках на ночь нам не улыбалось. Параллельно с квадрокоптера осматриваем местность и откапываемся. Застрять в солончаке во много крат хуже, чем в песке. Соляная грязь многопудова, обнимает колеса, крылья и днище машины. Еле выкопались и вырвались с помощью экипажа 2. До машины француза еще 1,5 км. Засекаем координаты для завтрашней спасательной операции. Как он туда заехал?

image-25.png

Со всеми предосторожностями вырываемся из солончаков к чинкам и едем к останцам «Клыки Босжиры».

Присутствие француза добавляет романтики. Ставим его на довольствие, выдаем палатку, он сердечно благодарит. Спрашивает «рашен водка». Мы смеемся, учим его правильно пить водку, три рюмки (труа) под тосты за здоровье и удачу. Он потихоньку отходит от пережитого и уже браво ассистирует мне при показе слайдов (next slide, please). Во время рассказа о песчаных бурях на Марсе, ветер приносит мелкий песок; зрителей обсыпает с ног до головы, экран, растянутый между машинами дрожит и колеблется ветром, отчего буря на плоском экране приобретает объем. В общем, лекция в формате 5D.

5 мая. С утра до подъема измеряю высоту самого высокого «Клыка» с помощью рулетки и эклиметра. Просыпается Евгений (оператор), смеется над моими архаичными методами и поднимает вверх квадрокоптер. В нем есть функция измерения высоты. Подходит Хелио, понимающе кивает: «Cosinus». Приятно в пустыне встретить грамотного человека. По моим расчетам, высота получается 127 м; квадрокоптер показывает около 140 м. Спорим, вносим поправки и сходимся на относительной высоте 135 м. В статье «Подножие Урала», опубликованной в 7 номере УС за 2017 год, упоминается высота «Клыка» более 200 м. На самом деле он существенно ниже, но это ни умаляет его величия. На останцах «Корабли» самый высокий останец явно выше (скорее всего, до 180 м), но, к сожалению, измерить его нам не удалось.

После подъема на спасательную операцию выдвигается более 15 экипажей. До последней песчаной гряды добираются все, а вот далее со всеми предосторожностями проходят только 7 машин (4 из них поочередно тоже застрянут, но дружными усилиями будут вытянуты).

Очень кстати у 21 экипажа великолепные шины, которые можно скачать полностью, для уменьшения давления на грунт. Лебедкой 21 машины (водитель Максим) и методом «раз, два, взяли» вырываем старенький «Рено» из цепких объятий солончака. Француз счастлив.

image-26.png

Сегодня весь день посвящаем Босжире – забираемся наверх, спускаемся вниз. Это уникальный уголок Земли; привожу здесь фотографии, потому что слова бессильны.

image-27.png

image-28.png

image-29.png

image-30.png

 

image-31.png

 

image-32.png

Ночуем у «Кораблей». Для того чтобы поставить палатку приходиться очищать площадку от опала, белемнитов и осколков скорлупок морских ежей.

image-33.png

6 мая. Утром, когда я, сидя на корточках, разбираюсь в местной палеонтологии, на меня пикирует крупный орлан. Жуткий свист падающего ядра, хочется распластаться и замереть; я успеваю поднять голову – и он замечает, что, похоже, добыча слишком велика. С негодованием делает надо мной два круга (я успеваю сфотографировать) и улетает.

image-34.png

Едем на знаменитый Тузбаир, подбираемся со стороны одноименного солончака. Очень красивые белые эродированные склоны чинка, едем вдоль них по узкой полоске, отделяющей нас от зоны мокрого солончака.

image-35.png

Первый экипаж в привилегированном положении – мы не глотаем пыль, поднимаемую машинами, мы первыми встречаем на дороге диких животных (потом они разбегаются, и другие экипажи их уже не видят). Также именно наши скрытые ямы (остальных мы немедленно предупреждаем по рации). Иногда при езде по степной траве первая машина собирает своим мотором «урожай», великолепно его высушивает – и машина вспыхивает факелом. Такие случаи бывали; но здесь полупустыня, растительность низкорослая. Нельзя сказать, что наша машина в полном порядке: она всегда загружена почти до предела, насос отказывается перекачивать солярку из запасного бака (57 кг мы возим балластом, а заправок здесь нет). Существенно уменьшились и запасы воды. Наша запаска пришла в негодное положение, свисает; крепление повреждено и при нужде нам снять ее не удастся ‒ мы многократно стукаем ей о грунт, когда едем в глубокой колее или перемахиваем гребни. Солончак влажный, немного «дышит». Пробираемся на высокой скорости (идеальная дорога, лучше любого асфальта), но местами машина чуть – чуть «зарывается». За 5 километров до лагеря топливо заканчивается – принимаем помощь в виде резервной канистры от экипажа 2.

image-36.png

Вечером, в лагере происходит официальное подведение итогов экспедиции: завтра, после экскурсии по Тузбаиру, все разъезжаются. Награждают самые достойные экипажи: первыми признаются экипажи Василия и Данила, на втором месте – Егор на своей «Шкоде». Отдельное признание ожидает Хелио – на своей легкой машине, на которой только по городу за продуктами разъезжать, он забрался в такую даль, и, в принципе, уверенно пилотирует.

Вскрываются заранее запасенные бутылки шампанского, сливаются в походный казан – он полон шампанским до краев и, под рвущийся фейерверк в честь победителей (победители здесь все: командир экспедиции Евгений Шаталов всем участникам вручает соответствующие дипломы), обходит членов экспедиции. Француз слабо протестует: «Русские, вы сумасшедшие», на что ему, смеясь, отвечают – «На себя посмотри!». Француз присоединяется, выпивает свою долю шампанского… Звучат поздравления, песни, гитара…Часть ночи проходит в радостном возбуждении. Все добрались до конечного пункта, все живы и здоровы. Завтра под колесами будет асфальт – и только это навевает грусть. Мангистау подарил нам чудесную встречу с самим собой, и мы уезжаем, переполненные им: солнцем, ослепительно белым мелом, его безлюдием и размахом.

Мало места, для того чтобы описать в рамках статьи все что с нами было в деталях. Дневник сохранил гораздо больше записей; как бытовых, так и научных. И все-таки это была экспедиция; мне доводилось бывать в классических; я узнаю это единство и полевое братство. В экспедиции все настоящее – жажда, усталость, долг. Мы вернулись обогащенными невиданными сокровищами – дружбой, взаимовыручкой, пониманием величия и хрупкости Земли.

image-37.png